Мирное разрешение споров в рамках конвенции ООН по морскому праву

Мирное разрешение споров в рамках конвенции ООН по морскому праву

ПТАШЕНЧУК АЛЕНА НИКОЛАЕВНА

Адвокат
Стипендиат 2014/2015 г. Программы МТМП-Фундации Ниппон по разрешению споров в рамках Конвенции ООН по морскому праву

Экономико-правовые аспекты эффективного функционирования морской транспортной индустрии: монография. Под общей ред. д. т. н., проф. Миюсова М. В., д. э. н., проф. Н. Т. Примачева, д. ю. н., проф. Шемякина А. Н. – Одесса: НУ «ОМА», 2017. – 315 с. – с. 280.

В статье детально анализируется механизм урегулирования споров, предусмотренный Конвенцией ООН по морскому праву. Особое внимание уделяется международно-правовому принципу мирного разрешения международных споров и его фактическому отражению в рассматриваемых процедурах. Исследование основано на соответствующих положениях Конвенции и практике разрешения споров международными судебными и арбитражными органами.
Ключевые слова: морское право, мирное разрешение международных споров, Конвенция ООН по морскому праву.

Постановка проблемы. Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву была принята в 1982 году [1]. Условия, посвященные урегулированию споров, стали существенной неотъемлемой частью только установившегося конвенционного режима. Добровольный и обязательный характер данных условий направлен на нахождение баланса между эффективным разрешением морских споров и более широким внедрением конвенционных положений государствами-участниками. Этот баланс имеет весомое значение для достижения компромисса в многочисленных спорных ситуациях, связанных с использованием морских пространств. Часть спорных ситуация так и остается неразрешенной, иные – продолжают возникать между государствами, приводя тем самым к новым напряженным конфликтам на международной арене. Учитывая такую тенденцию, гибкий механизм урегулирования морских споров, который предлагает Конвенция, считается позитивным новшеством и вызывает большой интерес у международного сообщества.

Формулирование целей статьи, постановка задач. Данная статья посвящена анализу гибкости процедур урегулирования споров, которые содержатся в Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву. Исследование охватывает историческую эволюцию основного международно-правового принципа мирного разрешения споров, а также его фактическое отражение в соответствующих положениях Конвенции.

Анализ последних исследований и публикаций. Проблема урегулирования споров в морском праве рассматривается в различных источниках. Существует широкий выбор литературы по урегулированию данной категории споров. Отдельные аспекты темы исследования были рассмотрены в публикациях ведущих международных ученых и экспертов в области международного морского права: Чакраборти А., Рао Ч.П. Готье Ф., Клейн Н., Андерсон Д.Х., Бойл А., Черчилль Р.Р., Колодкин А.Л., Мэнза Т.А., Вольфрум Р., Кулик М.З, Шемякин А.Н., и т.д. Этот значительный теоретический вклад направлен на всесторонний анализ схем и механизмов урегулирования международных споров, и основан на практике и результатах рассмотрения дел по морскому праву международными судебными и арбитражными органами.

Изложение основного материала. Начиная с конца XIX века, процедуры урегулирования международных споров были основаны на принципе «мирного урегулирования». Одними из первых международных документов являются международные Конвенции о мирном разрешении международных столкновений, принятые в Гааге в 1899 и 1907 [2]. Оба документа ссылались на арбитраж, добрые услуги, посредничество, расследование и примирение в качестве предпочтительных механизмов при разрешении международных конфликтов.

Позже, члены Лиги Наций в Статье 12 Устава Лиги Наций, пришли к соглашению, что «если между ними возникнет спор, могущий, повлечь за собой разрыв, то они подвергнут его либо третейскому разбирательству, либо рассмотрению Совета»[3]. Общий акт о мирном разрешении международных споров 1928 года [4], пересмотренный в 1949 году [5], обращается к дипломатии и процедуре примирения.

Однако, наиболее определенными и ясными в этом отношении считаются Положения Устава Организации Объединенных Наций (далее – Устав). В Преамбуле и Статье 2 (3), (4) Устава прямо установлено, что все члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами, воздерживаясь в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость. В Статье 33 (1) Устава данное положение раскрывается таким способом, чтобы подчеркнуть обязательство сторон искать разрешение спора путем переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам, соглашения или использования иных мирных средств по выбору сторон[6].

Впоследствии, принцип мирного урегулирования споров был подтвержден во многих Резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций 1970 года, в Манильской декларации о мирном разрешении международных споров 1982 года, в Декларации о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, и о роли Организации Объединенных Наций в этой области 1988 года, а также в Декларации об установлении фактов Организацией Объединенных Наций в области поддержания международного мира и безопасности 1991 года[7, с. 3-4].

Отдельные положения Хельсинкского заключительного акта 1975 года также подчеркивают важность мирного урегулирования споров между европейскими государствами [8].

Имея общий характер, вышеупомянутые процедуры были использованы в качестве центральной точки для последующего создания механизмов урегулирования споров уже в рамках конкретных договорных режимов. Один из таких наглядных примеров – порядок разрешения споров, предусмотренный Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года (далее – Конвенция).

Государства впервые договорились о процедурах урегулирования морских споров в 1958 году на Первой Конференции Организации Объединенных Наций по морскому праву. Урегулирование споров, связанных с рыболовством, регламентировались Конвенцией о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря 1958 года [9]. В свою очередь, урегулирование всех иных споров, вытекающих из интерпретации или применения какой-либо Конвенции по морскому праву 1958 года, подпадало под процедуры Факультативного Протокола относительно обязательного урегулирования споров [10]. Однако, поскольку на практике ни одна из вышеуказанных процедур не оказалась эффективной, в рамках конвенционного режима был разработан и предложен новый механизм урегулирования споров.

Так, в соответствии со Статьей 279 Конвенции, на государства-участники возлагается обязанность урегулировать между собой любой спор, касающийся толкования или применения настоящей Конвенции, мирными средствами в соответствии со Статьей 2 (3) Устава, и с этой целью государства стремятся к урегулированию средствами, указанными в Статье 33 (1) Устава, перечень которых не является исчерпывающим.

В то же время согласно Статьям 280 и 281 Конвенции, ни одно из вышеупомянутых средств не является обязательным, также как и никакому из них не отдается предпочтение. Стороны вправе договориться в любое время, даже после того, как процедура, предусмотренная Конвенцией, была фактически начата, чтобы урегулирование спора между ними было осуществлено другими мирными средствами по их выбору. Процедуры же, предусмотренные в Части XV Конвенции, применяются только тогда, когда никакое урегулирование не было достигнуто с помощью вышеуказанных средств, соглашение между сторонами не исключает применения любой другой процедуры и предельный срок, если такой был согласован сторонами, истек.

В тех случаях, когда стороны в споре не могут прийти к консенсусу относительно выбора дальнейшего средства для достижения окончательного урегулирования, трибунал, если к нему обратились, решает данный вопрос [11, p. 47-48].

Кроме того, Статья 282 Конвенции предусматривает, что если стороны в споре договорились передать спор на урегулирование, которое влечет за собой обязательное решение, эта процедура применяется вместо процедур, предусмотренных в Части XV, если стороны в споре не договорились об ином.

В любом случае, следуя Статье 283 Конвенции, когда возникает спор, касающийся толкования или применения Конвенции, стороны «без промедления приступают к обмену мнениями» относительно мирных средств его урегулирования. Таким же образом стороны обмениваются мнениями, в случае если процедура урегулирования спора была прекращена без достижения урегулирования или обстоятельства требуют консультаций относительно способа осуществления урегулирования. Другими словами, Статья 283 Конвенции включает в себя положения, которые обязывают государства-участников спора вести переговоры относительно конкретных средств, которые будут использоваться для его урегулирования либо исполнения уже достигнутого соглашения. По данным Международного суда, государства обязаны провести «содержательные» переговоры «с целью достижения соглашения, а не просто пройти через формальный процесс переговоров в качестве предшествующего условия» [11, p. 47].

Спор может также быть представлен согласительной процедуре в соответствии с правилами Статьи 284 Конвенции.

В целом, вышеупомянутые процедуры считаются добровольными. В соответствии со Статьей 285 Конвенции, они применяются, в том числе, к любому спору в отношении деятельности в Районе, так же как mutatis mutandis применяется, если стороной в таком споре является субъект, иной от государства. Таким образом, основываясь на положении Статьи 279 Конвенции, можно сделать вывод, что средства, указанные в Статье 33 (1) Устава, применимы к спорам, возникшим между негосударственными субъектами, а также между такими субъектами и государствами по поводу толкования или применения Конвенции.

Основное же прогрессивное новшество было закреплено в Разделе 2 Части XV Конвенции. Так, в соответствии со Статьей 286 Конвенции любой спор, касающийся толкования или применения настоящей Конвенции, если он не был урегулирован по результатам применения вышеупомянутых положений, по требованию любой стороны в споре передается на рассмотрения в суд или арбитраж, который является компетентным на основании настоящего Раздела. Соответствующая процедура урегулирования споров обязательна и влечет за собой обязательное решение. Для ее инициирования сторонам нет необходимости заключать какое-либо отдельное дополнительное соглашение. Более того, окончательное решение в рамках такой обязательной процедуры может быть вынесено также, в том случае, когда другая сторона отказалась принимать участие в инициированном производстве[12, с. 4-5, 12-14].

При этом, важно отметить, что положения Раздела 2 не являются абсолютными. Их применение ограничено Статьями 280-283 Конвенции, которые дают право сторонам по своему усмотрению выбрать другие мирные средства урегулирования споров, и Разделом 3 Части XV, который дает возможность исключить определенные категории споров из обязательной юрисдикции судов и трибуналов согласно Разделу 2 Части XV Конвенции.

Кроме того,Статья 287 Конвенции предусматривает варианты в отношении выбора процедуры. Сторонам Конвенции посредством письменного заявления разрешается выбрать суд или трибунал, который они предпочитают из следующего списка: Международный трибунал по морскому праву (далее – МТМП), Международный Суд, арбитражный суд, образованный в соответствии с Приложением VII или специальный арбитраж, образованный в соответствии с Приложением VIII для определенных категорий споров. Соответствующее заявление может быть подано государством-участником при подписании, ратификации, присоединении к Конвенции или в любое время после этого.

В тех случаях, когда стороны спора выбрали различные органы или одна из заинтересованных сторон не представила каких-либо письменных заявлений, альтернативой является арбитраж в соответствии с Приложением VII.

Независимо от того, какой выбор сделан, суд или трибунал, упомянутый выше, обладает юрисдикцией рассматривать споры, связанные с интерпретацией или применением Конвенции, а также международного соглашения, связанного с целями Конвенции, которые представлены ему на рассмотрение на основании соглашения сторон.

В случае возникновения спора относительно фактического наличия компетенции суда или трибунала, такой спорт должен быть разрешен соответствующим судом или трибуналом самостоятельно (Статья 288 Конвенции). Дело МТМП о вынесении консультативного заключения на основании запроса Субрегиональной комиссией по рыболовству является наглядным примером разрешения трибуналом вопроса относительно наличия компетенции [13].

В соответствии соСтатьей 290 Конвенции, признание prima facie компетенции суда или трибунала, указанных выше, также могут быть использованы в качестве основания для предписания временных мер. С этой целью крайне важна безотлагательность ситуации. Кроме того, соответствующие меры должны быть применены только по просьбе одной из сторон в споре и только после того, как сторонам была предоставлена возможность быть выслушанными. И, наконец, временные меры должны быть направлены на сохранение соответствующих прав сторон спора или предотвращение серьезного ущерба морской среде до принятия окончательного решения [14] в том числе и те, что были назначены арбитражным судом позже [15, p. 23].

Предписание временных мер следует отличать от процедуры незамедлительного освобождения судов и экипажей, предусмотренной в Статье 292 Конвенции. Так, незамедлительные процедуры освобождения могут быть инициированы государством флага [16] или от его имени [17], когда задержание было осуществлено в соответствии со Статьями 73 (2), 220 (7) и (8), 226 (1) “b” и “c” Конвенции. Вопрос об освобождении может быть передан на рассмотрение любого суда или арбитража по соглашению сторон. Если же в течение десяти дней со времени задержания такое соглашение не будет достигнуто, в таком случае, суд или арбитраж, признанный задерживающим государством согласно Статье 287, или Международный трибунал по морскому праву будут обладать необходимой юрисдикцией. По общему правилу, освобождение должно проводиться без ущерба для рассмотрения любого дела и только после предоставления разумного залога или иного финансового обеспечения, определенного судом или арбитражем.

Стороны спора должны также принимать во внимание общие положения Статей 291, 293, 295 и 296 Конвенции.

Все процедуры урегулирования споров, указанные в Части XV Конвенции, могут быть использованы государствами-участниками, а также другими субъектами, когда это специально предусмотрено Конвенцией (см. Статью 187 Конвенции, Статью 37 Приложения VI, Статью 13 Приложения VII, Статью 4 Приложения VIII и Приложение IX Конвенции).

Право, применимое соответствующими судами и трибуналами должно включать не только Конвенцию ООН по морскому праву, но и другие нормы международного права, которые не противоречат конвенционным положениям и правилам. Более того, если стороны с этим согласились, суды и трибуналы имеют право и компетентны разрешать споры ex aequo et bono. Включение данной опции в процедуру урегулирования конвенционных споров основывалось на Статье 38 (2) Статута Международного Суда. Дополнительные положения, касающиеся применимого права, также отражены в Статье 21 Приложения III и в Статьях 24, 38 Приложения VI Конвенции.

В любом случае, проанализированные выше процедуры урегулирования споров должны применяться лишь по результатам исчерпания региональных инструментов правовой защиты. Исключение составляют случаи, когда локально отсутствуют надлежащие инструменты правовой защиты, спор носит межгосударственный характер или порядок незамедлительного освобождения судов и экипажей осуществляется в соответствии со Статьей 292 Конвенции. В этих случаях исчерпания региональных инструментов правовой защиты не требуется.

В результате урегулирования спора суд или трибунал выносит решение, которое считается окончательным и обязательным для сторон в данном конкретном случае. Однако, не все споры, касающиеся толкования и применения положений Конвенции подпадают под действие обязательных процедур урегулирования споров, которые содержатся в Разделе 2 и влекут за собой обязательные решения. Соответствующие оговорки и исключения представлены в Статьях 297 и 298 Конвенции.

Так, Статья 297 Конвенции, гарантируя защиту основных прав и свобод на море и иных форм использования морских пространств в соответствии с Разделом 2 части XV, полностью исключает ряд споров в области морских научных исследований и рыболовства, оставляя сторонам спора право в этих случаях применять либо Раздел 1 Части XV, либо согласительные процедуры.

В свою очередь, Статья 298 Конвенции дает право государствам-участникам при подписании, ратификации Конвенции или присоединении к ней, или в любое время после этого, исключить применение Раздела 2 Части XV в отношении урегулирования конкретных споров, касающихся делимитации морских границ, или споров, связанных с историческими заливами или правооснованиями; споров, касающихся военной деятельности и деятельности по обеспечению соблюдения законов в отношении осуществления суверенных прав или юрисдикции, а также споров, в отношении которых Совет Безопасности ООН осуществляет функции, возложенные на него Уставом Организации Объединенных Наций. Такие заявления должны быть сделаны в письменной форме, и сдаются на хранение Генеральному секретарю ООН. После того, как были заявлены исключения отдельных категорий споров в порядке Статьи 298, государство-участник автоматически теряет свое право передавать на обязательное судебного рассмотрение споры указанной категории в отношении любого другого государства-участника, даже в том случае, если последнее не сделало аналогичного заявления.

Кроме того, не все исключения в соответствии со Статьей 298 Конвенции являются абсолютными. Споры, согласно подпункту 1 (а) настоящей статьи, даже если и были исключены, продолжают подпадать под действие согласительной процедуры, как обязательной. Аналогично, на все три категории споров, представленных в Статье 298, продолжает распространять действие Раздела 1 Части XV Конвенции.

Важно также подчеркнуть, что действительность и применимость этих исключений не должны оцениваться государствами-участниками самостоятельно, а должны быть тщательно рассмотрены и утверждены соответствующим судом, трибуналом или согласительной комиссией в каждом рассматриваемом случае в отдельности (см. Статью 288 (4) Конвенции и Статью 13 Приложения V Конвенции).

В любом случае, в соответствии с положениями Статьи 299 Конвенции, которая является следствием общего правила Статьи 280 Конвенции, любой спор, исключенный в соответствии со Статьями 297 и 298, все еще может быть представлен обязательному судебному решению или любой другой мирной процедуре урегулирования споров по соглашению сторон.

Кроме того, Конвенция содержит положения, касающиеся урегулированию споров в Статьях 186 –191, 264, 265, в Приложениях V, VI, VII, VIII и в Статье 7 Приложения IX. Указанные положения также должны быть тщательно рассмотрены, в случае возникновения спора и необходимости определения конкретного орган для принятия окончательного и обязательного решения по делу.

Выводы. Принятие Конвенции ООН по морскому праву является важным событием в урегулировании морских споров, которое опирается на справедливость, мир и безопасность. В качестве основного новшества, Конвенция предусматривает процедуры урегулирования споров не только по взаимному согласию, но и процедуры обязательного характера. На основании положений Конвенции был создан новый специализированный международный судебный орган – Международный трибунал по морскому праву. Более того, отдельные процедуры урегулирования споров, закрепленные в Конвенции, применяются к спорам, сторонами которых являются не только государства, но и других субъекты, такие как, например, международные организации-участники Конвенции, Международный орган по морскому дну, а также контрактные стороны в отношениях по разработке ресурсов морского дна. В целом, широкий выбор органов, компетентных рассматривать споры, а также гибкость процедур, предлагаемых Конвенцией, укрепляют сотрудничество и дружественные отношения между государствами-участниками на международной арене.

Список использованных источников и литературы
1. Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву, 1982; URL: http://www.un.org/depts/los/convention_agreements/texts/ unclos/unclos_r.pdf.
2. Конвенция о мирном разрешении международных столкновений, 1899 и Конвенция о мирном разрешении международных столкновений, 1907; URL:
https://pca-cpa.org/wp-content/uploads/sites/175/2016/01/1907-Convention-for-the-Pacific-Settlement-of-International-Disputes.pdf.
3. Устав Лиги Наций, 1919; URL:
http://www.refworld.org/docid/3dd8b9854.html.
4. Общий акт о мирном разрешении международных споров, 1928; URL:
http://www.peacepalacelibrary.nl/plinklet/index.php?ppn=23882893X.
5. Общий акт о мирном разрешении международных споров, с поправками Генеральной Ассамблеи ООН, 1949; URL:
https://treaties.un.org/doc/Treaties/1950/09/19500920%2010-17%20PM/Ch_II_1p.pdf.
6. Устав Организации Объединенных Наций, 1945; URL:
http://www.un.org/en/documents/charter/index.shtml.
7. Handbook on the Peaceful Settlement of Disputes between States // Office of Legal Affairs, Codification Division, United Nations. – 1992. – 229 p.; URL:
http://legal.un.org/cod/books/HandbookOnPSD.pdf.
8. Хельсинкский заключительный акт, 1975; URL: http://www.osce.org/mc/39501?download= true.
9. Конвенция о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря, 1958; URL:
http://www.gc.noaa.gov/documents/8_1_1958_fishing.pdf.
10. Факультативный протокол подписания, касающийся обязательного разрешения споров, 1958; URL:
http://legal.un.org/ilc/texts/instruments/english/conventions/8_1_1958_optional_protocol.pdf.
11. North Sea Continental Shelf, Judgment, I.C.J. Reports 1969, p. 3; URL:
http://www.icj-cij.org/docket/files/52/5561.pdf.
12. Arctic Sunrise (Kingdom of the Netherlands v. Russian Federation), ITLOS Case No. 22, Provisional Measures, Order of 22 November 2013; URL:
http://www.itlos.org/fileadmin/itlos/documents/cases/case_no.22/Order/C22_Ord_22_11_2013_orig_Eng.pdf.
13. Request for an advisory opinion submitted by the Sub-Regional Fisheries Commission (SRFC), ITLOS Case No. 21; URL: https://www.itlos.org/ index.php?id=252&L=0.
14. M/V Saiga Case (St. Vincent v. Guinea), ITLOS case No. 2, Provisional Measures, Order of 11 March 1998; URL: http://www.itlos.org/fileadmin/itl os/documents/cases/case_no_2/provisional_measures/order_110398_eng.pdf.
15. The ARA Libertad Case (Argentina v. Ghana), ITLOS case No. 20, Order of 15 December 2012; URL: http://www.itlos.org/fileadmin/itlos/documents/ cases/case_no.20/C20_Order_15.12.2012.corr.pdf.
16. “Volga” (Russian Federation v. Australia), Prompt Release, Judgment, ITLOS Reports 2002, p. 10; URL: http://www.itlos.org/fileadmin/ itlos/documents/ cases/case_no_11/11_judgment_231202_en.pdf.
17. M/V Saiga Case (St. Vincent v. Guinea), ITLOS case No. 1, Prompt Release, Judgment of 4 December 1997; URL: http://www.itlos.org/fileadmin/itlos/ documents/cases/case_no_1/judgment_041297_eng.pdf.

26 Февраля, 2018
EngУкрРус
Коллегия юристов морского права Украины